Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:03 

Шанс

Rod Janois
Quel est ce monde, Mister Robinson?
Название: Шанс
Автор: Wildnessy, Rod Janois
Бета: Wolfi
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Род Жануа/Себастьян Ажюс, Род Жануа/Себастьян Ажюс/Давид Бан (1789, Les Amants de la Bastille)
Категория: слэш
Жанр: PWP, флафф
Рейтинг: от NC-17(кинк!) до NC-21
Предупреждение: RPS, вуайеризм, групповой секс
Краткое содержание: "какой бы большой ни была тяга к разнообразным экспериментам, если по-настоящему любишь человека, то не захочешь делить его абсолютно ни с кем."

Тихо ругаясь, Давид возвращался в раздевалку: ключи всё-таки выпали из кармана, но Бан обнаружил это, только дойдя до машины. Уехать без ключей он не мог, поэтому пришлось тащиться обратно. Уже сворачивая в нужный коридор, Давид заметил, что в женской раздевалке всё ещё горит свет, хотя все девушки давно разъехались по домам. Бан сам видел, как они покидали здание.

— Чёрт, опять кто-то свет забыл выключить, — пробормотал Давид, подходя к двери.

Заглянув внутрь, он уже, было, потянулся к выключателю, когда услышал какой-то шум в смежной комнате.

Пожав плечами, Бан перевёл взгляд на зеркало, отражающее происходящее там.

Первое, что бросилось ему в глаза — явно не женская одежда, валяющаяся на полу. Нахмурившись, Давид прошёл чуть вперед, по-прежнему глядя в зеркало. Когда оно отразило всю комнату — Бан замер. На столе у стены сидел Род, широко раздвинув ноги и кусая губы в попытке сдержать стоны. Штаны его валялись у входа. Себ, стоя на коленях, с явным удовольствием двигал губами вверх-вниз по члену Жануа, руками гладя его ягодицы, поглаживая живот и иногда отстраняясь, чтобы провести языком по головке, прижать уздечку и снова полностью вобрать член в рот.

Несмотря на закушенную губу, Род не мог сдержать стоны, и Себ, ненадолго оторвавшись, поцеловал его в губы и тихо сказал:

— Не сдерживайся, здесь все равно никого нет.

— Мало ли, — хрипло пробормотал Род, удобнее устраиваясь на столе и стараясь развести ноги так, чтобы Себу было комфортнее.

Ажюс улыбнулся, задрал Жануа майку и чуть прикусил сосок. Род прерывисто вдохнул и с шумом выдохнул сквозь сжатые зубы, когда Себ вновь скользнул ниже и облизал его член.

Давид понимал, что лучше всего в этой ситуации уйти и сделать вид, что ничего не видел, но не мог пошевелиться, глядя на увлечённых друг другом мужчин. Он сглотнул и провёл рукой по руди, через майку задевая соски.

Именно в этот момент Род выгнулся, прижал голову Ажюса к паху и простонал «Сееееб, о боже!..» На какое-то время они замерли, потом Себ поднялся и прижался губами к шее Жануа, провёл по ней языком, слегка прикусил кожу на скуле. Их поцелуй казался неправильным, но более возбуждающего зрелища Давид не видел, как ему казалось, никогда.

Через некоторое время Род перехватил инициативу, спрыгнул со стола, прижал Себа к стене и углубил поцелуй, руками гладя его по бокам и груди, легко касаясь живота и обхватывая, в конце концов, ягодицы партнёра, прижимая его пахом к себе. Себ застонал и чуть раздвинул ноги. Жануа задрал ему майку и, целуя, опустился ещё ниже, прикусив сосок, проведя языком по груди. Себ сам расстегнул джинсы и скинул их вместе с бельём. Род встал на колени, усмехнулся и полностью вобрал в рот член, двигаясь неравномерно, задавая непредсказуемый ритм. Себ выгнулся навстречу и застонал.

Давид опустил взгляд на свою руку и понял, что уже несколько минут гладит себя по груди и животу под майкой. Вид полуголого Себа, выгибающегося навстречу чужим губам, прижимающего чью-то голову к себе и стонущего нечто совершенно невразумительное, слишком возбудил его, и Бан, махнув на всё, тихо потянулся рукой вниз, расстегнул джинсы и сжал член.

Себ выгибался навстречу губам Рода и двигал бёдрами, стараясь войти как можно глубже. Род не сопротивлялся, ускоряясь и сильнее сжимая губы на члене. Какое-то время тишину нарушали лишь тихие стоны Ажюса.

Вскоре дыхание Себа сбилось и он протяжно застонал, прижимая голову Рода к себе. Род пару раз шумно сглотнул и замер, легко сжимая ладонями ягодицы партнёра.

Давид, наблюдая в зеркало за мужчинами, сжал зубы, чтобы не стонать, и кончил, наблюдая за оргазмом Себа. Мысленно выругавшись, Бан тихо застегнул джинсы и вышел, стараясь не шуметь. Ему нужно было успеть ещё забрать эти чёртовы ключи и уйти, пока его не заметили.

***

На следующий день, в перерыве, Бан курил на улице, задумчиво глядя на светлое небо.

— Ты же не куришь, — услышал он недоверчивый голос Себа рядом.

— Не курю, — согласился Давид, затягиваясь в очередной раз.

— Ну-ну, — хмыкнул Себ.

— Скажи, а у меня мог бы быть шанс?

— Не понял, — Ажюс помотал головой. — Ты о чем? Какой шанс?

— Я видел вас вчера, — пояснил Бан. — После репетиции. Ключи выпали в раздевалке, вернулся — а у девушек свет горит.

— Чёрт, — Себ покраснел и отвернулся.

Давид ухмыльнулся, глядя на него.

— Так у меня был бы шанс? Если бы я тебе сразу сказал, что ты мне нравишься.

— А я...? Блин. Прости, но нет. Уже тогда не было бы.

— Ну, узнать стоило в любом случае, — Бан пожал плечами, затягиваясь в последний раз.

— Ты многое видел? — немного подумав, уточнил Себ.

— Достаточно, — смутился Давид, доставая новую сигарету. — Практически всё.

— Но...

— Я не хотел вас прерывать.

— И что, просто стоял и смотрел?

— Не просто.

— Только не говори, что тебя это заводит.

— Что? Вид двоих ебущихся мужиков? Нет. До вчерашнего дня.

— Чёрт, — снова повторил Себ, опустив взгляд и покраснев ещё сильнее.

— Ты расскажешь об этому Роду.

— А ты бы не рассказал?

— Не знаю. Он ревнует тебя. Ему это не понравится.

— Откуда ты знаешь?

— Оттуда, — уклонился от ответа Давид. — Ревность — опасное чувство. Не хочу, чтобы он вымещал это на мне.

— Род не будет. Обещаю, — Ажюс задумался. — А, знаешь, у меня идея...

— Какая ещё идея?

— Подожди здесь. Я поговорю с ним и скоро приду. Ты только не уходи никуда, ладно?

— Да куда я денусь...

***

— Давид вчера видел нас. В раздевалке.

— Чтооо? А ты говорил, там нет никого! Теперь он всем разболтает о том, что мы...

— Не разболтает. Я ему... — Ажюс замялся, — нравлюсь. Он стоял там, смотрел и дрочил, представляешь?

— Извращенец, — Род поперхнулся соком.

— Я подумал, что мы могли бы повторить... — Себ выдержал паузу, — с Давидом.

— Ты хочешь его? — нахмурился Род.

— Что? Нет. Но мы могли бы...

— Значит, хочешь.

— Я хочу только тебя. Но Давид... Я подумал, что это может быть интересным.

— Ты уже говорил ему?

— Нет, я хотел сперва посоветоваться с тобой.

— Но ты уже всё решил.

— Я не настаиваю. Если ты против...

— Я согласен.

— Ты... Согласен? Правда?

— Правда, — Род поцеловал Себа в плечо. — Давай, иди, обрадуй его. Но мы сделаем это только один раз, чтобы ты успокоился.

— Люблю тебя, — уже на бегу прошептал Себ. — Спасибо.

***

Когда Ажюс вернулся на улицу, Давид всё ещё стоял там. Он уже не курил, только созерцал окрестности, изредка здороваясь с проходящими мимо знакомыми.

— Так что там у тебя за идея? — нетерпеливо спросил Бан, уже уставший изводить себя догадками.

— Как ты относишься к тому, чтобы втроём... — начал Себ.

— Потрахаться? — удивлённо покосился на него Давид. — Не, я не сторонник таких развлечений. Давайте уж как-нибудь без меня.

— Но ты же сказал...

— Что ты мне нравишься? Ну, сказал, и что с того? У тебя есть Род, я-то тебе зачем?

— Как знаешь, — Себ неуверенно пожал плечами.

— Я не совсем идиот. А вы разберётесь сами, я вам для этого не нужен, — спокойно объяснил Бан.

— Ладно, моё дело предложить, — развёл руками Ажюс. — Но, если что, ты знаешь, где нас сегодня найти.

Давид кивнул, проводил Себа взглядом до дверей здания и опять потянулся за сигаретой. Его не прельщали сексуальные игры подобного рода, но он поймал себя на мысли, что всерьёз задумался над предложением. Если Себ решился озвучить его, значит, хоть это и казалось странным, Род не высказал никаких возражений.

Давид затушил окурок и швырнул в урну. Пора было возвращаться к репетициям.

***

— Он придёт, — убедительно произнёс Себ, когда большая часть народа уже разошлась.

— Но он же послал тебя?

— Не послал, просто отказался.

Жануа не знал, радоваться ли тому, что ему не придётся делить Себа с кем-то другим, или огорчаться из-за несбывшихся надежд Ажюса. Род не питал к Давиду большой симпатии, но Себ был заметно расстроен, и Жануа чувствовал себя виноватым.

Здание окончательно опустело. Даже самые неутомимые работники разъехались по домам, а в женской раздевалке царила полнейшая тишина.

Род включил свет, убедился в том, что гостей не предвидится, и шагнул навстречу Себу, целуя его и забираясь руками под майку. Он уже успел соскучиться по нему за день и теперь с наслаждением прижимался к родному телу, нежно впиваясь губами в плечо и поглаживая парня по груди.

***

Давид до последнего сомневался. Он гнал от себя мысли о возможном приключении, он убеждал себя в том, что не хочет быть третьим, ведь третий всегда лишний в отношениях двоих. Но в итоге Давид не выдержал. Он пообещал себе, что зайдёт на минутку, посмотрит и не будет мешать, а просто пойдёт домой, уверенный в том, что поступил правильно.

Уже на подходе к раздевалке он, как и вчера, увидел свет, но не спешил заходить, помня о случившемся. Однако любопытство пересилило. Бан заглянул в комнату, сразу посмотрел в зеркало, но, к его разочарованию, не заметил там ничего особенного: ни одежды, валяющейся на полу, ни переплетённых мужских тел. Давид подумал, что, должно быть, ошибся, а Себ пошутил насчёт секса втроём, и прошёл дальше, чтобы удостовериться наверняка.

— Мы ждали тебя, — прозвучал у него над ухом довольный голос Себа. Род на мгновение оторвался от Ажюса и окинул гостя долгим изучающим взглядом.

— Проходи, — он отошёл в сторону, позволяя Давиду зайти в комнату.

Себ тут же потянулся к Бану, заключая в объятия, и утянул за собой, не встречая возражений со стороны Рода.

Давид чувствовал себя неуютно. Одно дело — дрочить, наблюдая со стороны, и совсем другое — быть непосредственно вовлечённым в процесс.

Но Себа это почти не смущало. Он остановился посреди комнаты и провёл руками по всему телу Бана, уделяя особое внимание животу и пояснице. Давид не шелохнулся.

— Мне лучше уйти, — беспокойно сказал он, намереваясь прекратить это раз и навсегда.

— Нет, — остановил его Род. — Останься. Себ прав, мы ждали тебя. — Он обошёл Бана со спины, собственнически обнял Ажюса и жадно поцеловал его на глазах у Давида, вдавливая в стену и поглаживая по бокам.

— Ты пришёл посмотреть, вот и смотри, — добавил Жануа, отстранившись, и снова увлёк Себа в поцелуй, шаря ладонями по его телу, толкаясь вперёд, прижимаясь пахом к паху. Ажюс негромко застонал, зарываясь пальцами в волосы Рода, гладя его по плечам и спине и охотно подаваясь навстречу. Он плавился под напором чувственных ласк и не хотел сдерживаться, иногда поглядывая на Давида, который, как и прежде, пока не проявлял никаких эмоций.

Род раздвинул колени Себа в стороны, присел и начал оглаживать его бёдра, надавливая на пах и с силой массируя ягодицы. Затем расстегнул джинсы Ажюса, протолкнул ладонь внутрь и стал гладить активнее, доставляя Себу болезненное удовольствие. Подождав ещё немного, Жануа потянул джинсы Ажюса вниз и вытащил его член, пару раз обведя языком головку.

Давид напрягся. Казалось, он только сейчас вспомнил, зачем он здесь: вид возбуждённого Себа подействовал на него, как долгожданный катализатор. Он запустил руку себе в штаны и, не снимая их, начал медленно ласкать себя.

Ажюс, заметив изменения, вцепился пальцами в плечи Рода и продвинулся внутрь, заставляя Жануа плотнее обхватить член и взять его в рот целиком.

Себ поманил Давида к себе, жестом показывая, что не против, чтобы тот присоединился. Бан немного помедлил, но всё же шагнул вперёд, положил руку Ажюсу на плечо и перевёл взгляд вниз, на Рода, активно отсасывающего Себу. Жануа заметил этот пристальный взгляд и разжал губы. Теперь он дрочил Себу одной рукой, а другой вдруг потянулся к Давиду и зачем-то стал его гладить. Бан удивлённо приподнял бровь. Он не ожидал такого от Рода, ведь каждому из них было ясно, что у всего этого одна цель — доставить приятное Себу, но едва ли друг другу.

Давид опустился на колени, осторожно прижался губами к члену Ажюса, задел языком пальцы Рода и тут же отпрянул, но Жануа сам надавил на его затылок, возвращая Бана в исходное положение.

Себ опять застонал. Двое на одного — это слишком, а когда эти двое не вспоминают о своей вражде...

Давид облизал головку, скользнул губами по всей длине, подхлёстываемый усилившимся желанием и нереальностью происходящего.

Жануа поднялся на ноги, опять поцеловал Себа, жадно сплетаясь с ним языками, вновь трясь пахом о его бёдра. Давид, оставшийся внизу, нащупал пальцами ширинку Рода и аккуратно потянул. Род зашипел, помогая стянуть с себя брюки и не отрываясь от Себа. Давид сжал ладонью член Жануа и подёргал вверх-вниз, заставляя Рода выгнуться и застонать.

— Туда, — указал Род и переменил положение, укладывая Себа на стол, задирая ему майку и ведя губами по груди, прихватывая соски и оставляя влажный след на животе.

Давид освободился от одежды, подошёл сзади и встал так, что теперь касался задницы Рода своим напряжённым членом. Уже не разбирая, кто перед ним, Бан толкнулся вперёд, но Жануа повернулся и накрыл его губы своими, втягивая в долгий волнующий поцелуй. Себ, ненадолго оставшийся без внимания, хотел уже возмутиться, но Род, наконец-то, разорвал поцелуй, поднял Ажюса со стола и сам занял его место, разводя колени, давая Себу возможность расположиться между его ног. Ажюс склонился над ним, несколько раз облизал член, а затем перевернул Жануа на живот и пристроился сзади. Положив ладони на бёдра Рода, он слегка подался вперёд, развёл ягодицы и медленно вошёл внутрь, сопровождаемый тихими стонами вставшего на колени Жануа.

Давид обнял Себа со спины, уткнулся членом между его ног, немного поводил им из стороны в сторону и, шумно вдохнув, толкнулся глубже, постепенно начиная движение.

Себ закусил губу, привыкая к члену Давида внутри себя. Он давно не был ни с кем, кроме Рода, и теперь пытался разобраться в ощущениях, пока Бан тяжело дышал ему в затылок, а Род бился под ним в такт резким чувствительным толчкам.

Ажюс потянулся вперёд, почти ложась на спину Рода, чувствуя усилившийся напор и слыша глухие удары тел друг об друга. Бан имел его с наслаждением, сомкнув руки у Себа на поясе, почти рыча и прикусывая кожу на шее, не слишком больно, но весьма ощутимо. Ажюс дёрнул плечом, стараясь отмахнуться, но немного не рассчитал силу и ударил Давида в челюсть, отчего тот только усилил проникновение и стал вбиваться гораздо яростнее и нетерпеливее.

Род уже стонал в голос, беспрестанно дёргая собственный член, выгибаясь и бормоча проклятья. От этих звуков у Себа внутри всё сжалось, он толкнулся вперёд и резко подался назад, а спустя секунды — кончил, упершись лбом в спину Рода и пытаясь восстановить дыхание. Давид всё ещё трахал его, то прибавляя темп, то чуть-чуть замедляясь, будто бы выжидая, когда можно будет, наконец, целиком расслабиться.

Род вскрикнул, сильно сжал член и кончил, подёргивая плечами и обессиленно заваливаясь на стол. Бан больше не мог ждать, его накрыл оглушающий оргазм, после чего, полностью потрясённый, Давид отстранился от Себа и осел на холодный пол.

— Чёрт, — протянул Бан. — С вами, ребята, не соскучишься.

— Смотри, не привыкни, — отозвался отдышавшийся Род. — Это был первый и последний раз.

— Да понял я, — усмехнулся Давид. — Я ж и не претендую.

— Вот и хорошо, — Жануа выкарабкался из-под Себа, развернулся к нему и нежно обнял, а потом заткнул рот поцелуем, чтобы тот даже не думал что-то сказать.

Давид приподнялся, разыскал свою одежду, покосился на двоих уже не замечающих его мужчин.

— Ну, я пойду, — он начал одеваться, понемногу пробираясь к выходу.

Род, не отвлекаясь от Себа, махнул ему рукой, и Давид вышел из раздевалки.

***

— Но тебе же понравилось, — улыбнулся Ажюс, когда они с Родом остались одни.

— Это действительно было интересно. Но одного такого эксперимента с нас хватит. Не хочу больше делить тебя с кем-то.

— Опять ревнуешь? — усмехнулся Себ.

— Просто забочусь о нашем благополучии.

— Надо же, какой ты заботливый, — Ажюс бережно поцеловал Рода в шею. — Давай одеваться, пока сюда ещё кто-нибудь не пришёл.

— Что? — притворно обиделся Род. — Ты позвал к нам ещё кого-то?

— Нет, — рассмеялся Себ. — Просто поздно уже, а до завтра нам ещё нужно выспаться.

— Выспишься, не волнуйся.

Жануа соскочил со стола и отправился на поиски брюк, пока Ажюс приводил себя в порядок.

После прошедшего вечера Род уяснил одну вещь: какой бы большой ни была тяга к разнообразным экспериментам, если по-настоящему любишь человека, то не захочешь делить его абсолютно ни с кем.

— Кажется, в следующий раз нам следует поискать другое место, — задумчиво произнёс Жануа в пустоту.

— Согласен, — тут же поддержал его Себ и прижался к Роду щекой.

Им осталось лишь отыскать укромный уголок, где им не сможет помешать ни Давид, ни кто-либо ещё.

@темы: R - NC-21, Фикрайтерство, любимые фразцузы, родосеб, слеш

URL
   

Les horloges

главная